Пресса

ЖУРНАЛ "ОМ" МАЙ 2001. ВРЕМЯ ЦЫГАН

Популярная молдавская группа ЗДОБ ШИ ЗДУБ закончила записывать в Москве свой новый альбом. Воспользовавшись этим, Андрей Бухарин попытался вслед за ними войти в мир цыганской романтики.

Кишинев, к сожалению, так и остался городом моей мечты. Это может показаться странным, но такие места интересуют меня больше европейских курортов. Я планировал поехать в гости к ребятам из группы Здоб ши Здуб, попить домашнего вина в расслабленной атмосфере южного зеленого города, почувствовать те вибрации, которые питают драйвовую музыку этой уникальной группы. Но благими намерениями, как известно, выстлана дорога в ад. Я не смог выкроить и двух дней для поездки и поэтому встретился с ребятами в банальной обстановке московской студии, где они заканчивали запись своего третьего альбома. Три года назад я уже писал статью про Здоб ши Здуб, - они сразу же, как только появились в Москве, обрати на себя внимание своим очень драйвовым, я бы даже сказал, первобытным хардкором. За прошедшие годы они стали известной, уважаемой группой, выпустили два альбома, выступили на одних площадках с такими группами, как Soulfly, Red Hot Chili Peppers, Guano Apes, играли на европейских фестивалях - Sziget в Будапеште, Eurosonic в Голландии. И главное, все время стилистически двигались от молодежного гитарного хардкора в сторону этнической музыки. А рост популярности в мире различной этники - это безусловная тенденция наших дней.

На момент нашего разговора новый альбом под названием "Agroromantica" с песнями на русском, румынском и цыганском языках еще не закончен, компания, которая будет его выпускать в России, еще не определена, но группа уже заключила контракты с представительством Warner в Румынии и лейблом, специализирующимся на этнике, - Piranha в Германии.

АГРОРОМАНТИКА

Миша Гынку (бас): Эти песни мы уже играем на концертах, и, несмотря на то что это новый материал, людям вроде нравится, их очень хорошо принимают.

Андрей Бухарин: Agroromantica - звучит прямо по-итальянски. Сельская романтика? Есть такая песня?

Миша: Агро - это все-таки земля.

Роман Ягупов (вокал): Такой песни нет, это настроение всего альбома. Все очень солнечно, танцевально, динамично. Главное для нас в новом альбоме - сохранив энергичную подачу, дать все-таки позитив.

А.Б. Расскажите что с вами происходило за эти годы.

Миша: Год назад у нас появился новый барабанщик- Андрей Чеботарь.

Роман: Кроме того, теперь у нас есть тромбонист Виктор Дандеш, мы его прозвали Виктор Ламбада. Он играл в коллективе "Норок", поколение постарше помнит его. Они первыми начали играть рок-музыку в Молдавии, из-за чего у них возникли проблемы с властями. Когда Шевчук приезжал с концертами в Молдову , он про них спрашивал.

Миша: Так что состав у нас обновленный, помимо тромбониста есть еще и трубач. Мы плотно вошли в концертную жизнь. За счет того, что мы играем в разных местах - на больших площадках и в маленьких клубах, мы научились играть то, что мы задумали, научились играть тихо - это важно, потому что в этом случае меняется аранжировка.

Роман: Больше музыки, меньше шума. Мы себя не ограничиваем какими-то рамками. И у нас в планах, хотя об этом , наверное рано говорить, сделать следующий альбом полностью акустическим. Еще мы познакомились с московскими цыганами, дружим с ними и будем с ними записываться и дальше. (Имеется в виду "Трио Эрденко", с которыми записана "Видели ночь". - АБ).

ЦЫГАНСКИЙ СОУЛ

АБ: Цыгане - это вообще очень интересная тема. Благодаря Кустурице и Бреговичу цыгане стали настолько модны, что теперь их постоянно привозят в московские клубы из самых разных стран.

Роман: У Ямамото была даже балканская коллекция. В роли моделей выступали цыгане.

АБ: А ты модой интересуешься? Я, например, ничего такого не знаю.

Роман: Конечно, почему нет, ведь все взаимосвязано. Цыгане с аккордеонами, цымбалами, в юбках, шляпах. Я был в шоке, все - вон куда цыгане дошли.

АБ: Как понимаю, в Молдавии очень много цыган…

Роман: Ну не так много, как в Румынии. Хотя сейчас их во всей Европе много - в Германии, Франции. Вообще-то мы акцентируем внимание на цыганах-музыкантах, потому что, например, в той же Румынии настоящую соул-музыку играют только цыгане.

АБ: Что ты имеешь в виду под соулом?

Миша: Душевную музыку, музыку души, фольклор, традиции, когда отец передает умение играть на каком-нибудь инструменте сыну.

Роман: Когда в Румынии еще было рабство, цыгане жили при каждом боярском дворе - музыканты, которые играли на праздниках, свадьбах, похоронах. Их звали лэутарами, их искусство передавалось от отцов детям. До сих пор есть целые семьи, деревни лэутаров. В Румынии есть село Клежань, там все это сохранилось как в давние времена. О нем даже книга написана. Вообще же на эту тему феномена цыганской музыки пишутся целые диссертации.

АБ: А как вы сами пришли к этой теме?

Миша: Когда впервые услышал сборник цыганской музыки из этого села - какой-то бельгийский продюсер увидел их и записал, назвав это Taraf de Haiduks, "Ансамбль Гайдуков".

Роман: Гайдуки - это люди которые жили в лесах и грабили бояр.

Миша: Такие вот че гевары. Я был в гостях у Гали Коперник (группа "Восьмая марта"), и она говорит: хочешь, я тебе поставлю ваших братьев, и включает эту кассету. У меня просто мурашки по коже пошли.

АБ: То есть получилось так, что ты услышал музыку из ваших краев в Москве?

Миша: Да, вот так получилось. Это редкая музыка, не стилизация, настоящий анлеграунд. Потом мы уже вместе с романом слушали, он мне кажется, до сих пор кассету не вернул. И просто заболели цыганами.

Роман: Я, между прочим, уже достал несколько их альбомов. Надо сказать, что эта цыганская музыка из Клежань напоминает сэмплированную танцевальную музыку. Миша расскажи.

Миша: В этой музыке, рассчитанной вроде бы на старшее поколение, каждый музыкант вступает так, будто его включает ди-джей. Играется одна тема, потом на нее наслаивается другая тема. Затем третья, четвертая и таким образом к концу композиции она приобретает неимоверно мощное звучание. Похоже на микширование разных пластинок.
Раньше я не обращал внимание на фольклорную музыку потому что у нас в Молдове настоящий фольклорной музыки очень мало, трудно купить где-то кассеты.

Роман: Она очень академичной стала, псевдофольклорной.

Миша: У нас один знакомый на радио работает, он помог нам спуститься в подвалы радио, нам там достали бобины со старыми записями, которые там лежат и просто гниют. Нас тут же стали обвинять: мол, мы все это сохраняем, а вы сейчас возьмете, переложите на свой мотив, испортите…

АБ: Много в альбоме цыганских мотивов?

Роман: У нас все перемешалось, но мы старались, чтобы это было гармонично. Мы не воруем мелодии, мы берем их ритмику, их настроение.

АБ: А помимо цыганской, какую музыку слушаете?

Миша: Я много слушаю электронной музыки, очень нравится Мassive Attack, Moby… Мы работаем и в этом направлении. У нас есть в Кишиневе программист , мы хотим использовать электронные подклады, драм-н-бейсовые ритмы под некоторые наши песнки.

Роман: Я, честно говоря музыку, серьезную, настоящую, до "Здубов" вообще не слушал. До того, как мы начали играть, из нормальной музыки я прослушал только пару пластинок "Битлов", "Роллингов", а остальное была полная ерунда. Потом я переслушал целый пласт альтернативной музыки, но старой настоящей музыки, из которой она вышла, я не слышал. Поэтому я только сейчас все это открываю для себя. Кроме того, я стал слушать негритянский соул - Стиви Уандера, Ди'Анжело…

ЦЫГАНЕ И ИНОПЛАНЕТЯНЕ

Я с интересом наблюдал, как за звуконепроницаемым стеклом Роман, разводя руками, выпевал с цыганским акцентом уморительную песню "Цыгане и НЛО".

АБ: А я думал что вас так Кустурица по голове шарахнул.

Роман: Да, конечно, произвел громадное впечатление. Саундтрек "Андеграунда" был нашей "настольной" кассетой. Куда бы мы не приходили на вечеринки, дни рождения, стоит включить ее - и все сразу же становиться отлично. Все эти его сценки из его фильмов, все эти лица мы с детства видели каждый день, это все наше родное. Он смог показать то, что никто не сумел бы.

Миша: Мы вместе с цыганами бегали на речку, я знаю все их повадки. В принципе они ни чем не отличаются от нас, просто у них подход другой. Мы кое-чему научились у них , мы также любим покидаться друг в друга подушками, чтобы снять стресс.

Роман: Это называется динамическая медитация в стиле цыган.

АБ: Ну а как на счет беспредельных алкогольных разгулов, как это водится у цыган? Роман: Мы взяли сторону только разгулов, без алкоголя. Хотя случается, вот вчера, например, случилось (выразительно смотрит на Мишу).

Миша: Ну не может музыкант выжить без этого.

Роман: Я предпочитаю чай из травок. Алкоголь слишком много энергии забирает и лишает абстрактного мышления.

(АБ: Когда я стал спрашивать о "кавере" цоевской "Видели ночь", их большом хите прошлого года, мне показалось, что музыканты говорят о ней без особого энтузиазма.)

Роман: Записали и забыли, сразу же вошли в другой ритм жизни. А тут она возьми и сплыви. Помимо нее на альбоме будет еще одна песня вместе с "Трио Эрденко".

АБ: А как вы с ними познакомились?

Роман: Я пошел искать словарь цыганского языка на Арбат, купил его и увидел афишу выступления группы "Лойко". Пошел на концерт в "Китайский летчик", встретил там Гарика Сукачева. Он меня и познакомил с лидером "Лойко" Сергеем Эрденко, там же были его племянницы, которые поют а "Трио Эрденко".

Миша: Мы познакомились еще с одним коллективом, переписываемся с ними через интернет - "Фанфара Чокырлия", и насколько я понимаю, вот их-то вещи Брегович и использовал а "Андеграунде". Все эти песни есть в их репертуаре.

Роман: ну я на самом деле в этом не уверен. Это твои предположения.

АБ: нет, они играют в последнем фильме-"Черная кошка, белый кот". Но насчет Бреговича я бы не удивился. Бреговича вообще принято обвинять в том, что все хиты он украл из народной музыки и получает теперь за них авторские. Кустурица тоже его в этом обвиняет. Да к тому же Брегович одни и те же вещи по десять раз переигрывает с разными музыкантами, на разных языках, а иначе как спекуляцией не назовешь.

РОДИНА ДРАКУЛЫ

АБ: В Румынии часто бываете?

Миша: Очень часто. Там народная музыка, о которой мы говорим, звучит везде. Помимо всей этой англо-американской попсы . здесь же в Москве русскую народную по радио не услышишь. Еще в Румынии очень популярен рэп, особенно гангста, там очень много таких групп. В центре Бухареста все рэппуют, каждый второй - Эминем. Надо сказать, что рэп на румынском языке - это интересно.

АБ: А какое отношение к молдаванам в Румынии?

Миша: Как к братьям, но поскольку мы не воссоединились, смотрят на нас с высока. Но это касается старшего поколения, с молодежью вообще никаких проблем. Можно сказать что мы как группа в Румынии заняли свою позицию. Играем там много концертов.

АБ: Румыния, Карпаты очень связаны с вампирской темой, родина, можно сказать вампирская.

Миша: Наш барабанщик играет палочками с изображением Дракулы. Все это, конечно легенды. Хотя Роман так и называет румын - дракулами. Они такие черные, молодежь очень любит носить длинные волосы. Роман: Вот тебя бы в Бухарест вечером, там бы ты почувствовал эту атмосферу. Когда мы ехали в Карпаты на Новый Год, проезжали замок Дракулы, не зашли потому что опаздывали. Кстати в прошлом году мы с людьми из Москвы ехали встречать Новый год в кемпинг, и где-то за 100 км на перевале сломался автобус - так мы и встретили Новый год.

АБ: Какие к вас впечатления от Будапешта, он становится очень модным городом? Вы же там играли на фестивале Sziget.

Миша: Нам очень понравилась Венгрия, маленькие домики, садики, а сам Будапешт - это муравейник, потрясающе красивый, но там очень тяжело находиться. А на фестивале мы прошлом году мы выступали на основной сцене вместе с Guano Apes, HIM, Сюзанн Вега.

КЛАН ЧЕЛЕНТАНО

Слушая в студии рабочие записи нового альбома, я понял, что группа очень повзрослела. Молдавский, вернее румынский язык имеет общие корни с итальянским - они уходят в те давние времена, когда страну даков, располагавшуюся на территории современной Румынии, огнем и мечом покоряли легионы императора Траяна. Так вот, какие-то моменты у Здубов чем-то напомнили мне позднего мудрого Челентано, которым я в данный момент очень увлекаюсь. Какого же было мое удивление, когда стилист Алишер, обладающим поразительным интуитивным чутьем, принес в редакцию готовую съемку, и, показывая на Романа Ягупова, сказал: смотри, вылитый Челентано.

АБ: А как ваше положение в Молдове?

Миша: То, что мы популярны, - это факт, узнают на улицах, берут автографы. Мы играем концерты во всех городах Молдовы. В Кишиневе есть клуб "Черный слон", это такое культовое место где собирается молодежь. Там играли "Ва-Банкъ", "Текиладжазз", "Океан Эльзы". Появилась возможность снимать квартиры в центре, а то раньше жил очень далеко. Единственно, не хватает времени съездить домой к родителям. Я их уже полгода не видел. Мы потихонечку делаем собственную студию, оборудуем ее, покупаем аппаратуру. В ней делаем свои демо, а потом едем записываться в Москву. Хотим купить микроавтобус, чтобы ездить в Румынию, Европу.

Роман: Хотим со временем устраивать в таких залах, как Горбушка, молдавские дни, приглашать с собой молдавсие коллективы. Мы используем молдавские инструменты - кавал, это такая деревянная дудка с мягким низким звуком, телинка, но еще существует масса древних инструментов, которые хотелось бы задействовать. У нас даже на зеленых листьях играют губами - в Молдове все поет, одним словом.

АБ: Вас часто сравнивают с "Воплями Видоплясова", считается, что вы делаете то же самое на своей национальной почве.

Миша: Я боюсь ошибиться и ни в коем случае не хочу обидеть группу "Вопли Видоплясова", но мне кажется, что у нас абсолютно разная музыка. У них есть доля стеба над всей этой колхознол-сельской тематикой. Потом мы же альтернативная группа, а они более классический, у нас более танцевальная музыка - мы используем танцевальные ритмы, драм'н'бйес, а они играют все же рок'н'ролл.

АБ: То есть вы серьезны по отношению к фольклору?

Миша: Нет, мы смеемся, но по-хорошему. Стебом это назвать нельзя. Мы сделали свой собственный стиль, и если мы не будем относиться к этому серьезно, то какой тогда смысл во всем.

АБ: какой образ жизни вы ведете у себя дома в Кишиневе?

Миша: Прилетаем, сразу разбегаемся по домам, чтобы чуть-чуть отдохнуть друг от друга. Я уже говорил, что у нас есть база, студия. Мы проводим там много времени, репетируя, делая песни.

Роман: Когда тепло, мы выезжаем на природу, на Днестр. Есть интересные места - аномальные зоны, старые пещеры гайдуков. Еще у нас есть идея построить дом в Карпатах. И приглашать туда этнических музыкантов, устраивать концерты, перформансы, возить туда любителей экзотической музыки, природы. Музыка много значит в нашей жизни, но иногда от этого сильно устаешь, уходит острота ощущений , хочется набраться где-то энергии. Иногда мне не хочется слушать музыку, хочется забыть об этом, да и вообще мне кажется, в жизни чрезвычайно интересных вещей помимо музыки.

АБ: я как раз хотел спросить не поднадоело жить в таком ритме?

Миша: Но мы не такого уровня артисты чтобы нас закрутило. Кроме того, мы пытаемся себя сохранять. Если после каждого концерта напиваться, долго не протянешь. Вернувшись в Кишинев, тихий, зеленый, мы отсиживаемся , приходим в себя.

Роман: У нас замечательный продюсер, Игорь Дынга, у нас с ним нестандартные отношения, я думаю, ни у кого таких нет - мы семья.

Миша: Коза ностра, клан. Он сам музыкант, у нас нет официального подхода, жестких рамок, никто никого не напрягает, в творчестве мы делаем то, что хотим, он только подсказывает.

АБ: Как я понимаю, мыслей перебираться в Москву нет. А то, знаете, как это бывает, когда музыкант, получив известность, сразу же уезжает из своего родного города.

Миша: Мы даже не думаем об этом, потому что все корни нашей музыки в Молдавии. Хотя в Кишиневе довольно тяжело жить в плане бытовых условий - нет горячей воды, свет вырубают… Но там, где тебя любят, жить легче.

АБ: Вы очень уважаемая группа, но все время остается ощущение, что до по-настоящему звездного статуса вы еще не дотянули…

Миша: Так, наверное, будет всегда. Мы все-таки группа из другой страны, мы поем на своем языке, и для того чтобы добиться в России большой популярности, нам надо измениться, петь о насущных проблемах именно России. Но нас все устраивает - нам нравится то, что, мы делаем сейчас.

Роман: Конечно, мы не настолько популярны, у нас не стадионная музыка.

АБ: Но в прошлом году вы же выступали на "Максидроме", в первый раз.

Роман: Да, но сама наша эстетика этому не соответствует, наша музыка все же не для широких кругов. Я думаю, мы будем двигаться в сторону "этно"еще сильнее. Просто там есть откуда черпать.

И Роман совершенно прав. Это те, кто функционирует в рамках чистой поп-культуры, сгорают как свечки- чтоб в этом мире продержаться долго, надо иметь очень большой запас жизненных сил, поэтому это удается единицам. А в тех, похожих на забытые погреба со старинным вином кладовых народной музыки, откуда черпают "Здоб ши Здуб",таится такой мощный потенциал, что, не сомневаюсь, даст им возможность работать долго и плодотворно.
Deeplace Design and Development by Deeplace WebAndTV Programming and Development by Web And TV
Cuibul Cuibul CLIP Video_old_archive